Skip to main content

Такса Капа и крысиный яд

Такса Капа и крысиный яд

Вечер. Приносят мне на прием таксу, со словами «уже часов 8 как из попы кровь льется и рвота черной жижей». Я начинаю расспрашивать пожилую хозяйку, пытаясь определится, не могла ли собака скушать что-нибудь на улице. Сейчас ведь «доброжелателей» много. Та клянется, что за обеими своими таксами следит внимательно, далеко не отпускает, и вообще они на поводках в основном.
А у таксы Капы четкие симптомы отравления родентицидами (крысиным ядом), ядом-антикоагулянтом.


Цепляюсь за другие предположения, делаем УЗИ - все нормально, новообразований нет, прободений / разрывов не видно, зато полный кишечник крови. Делаем рентген - инородных предметов нет. Провожу ректальное исследование - чисто, лишь кровь в кишечнике, которая после исследования полилась на стол алым водопадом. А симптомы все прибывают - начинает идти кровь из носа. Слабо пока, но уже отчетливо.
Пока ставили внутривенный катетер, вводили необходимые препараты, готовили собаку к замещающей терапии, я все думала. Думала, как назвать ложь владельца на приеме: нежелание помочь, нежелание сотрудничать, пофигизм, нежелание признаваться, чтобы не отчитали? Ведь пока я шла по коридору в сторону рентген-кабинета, где меня ждали внучка хозяйки и Капа, я четко слышала разговор по телефону. «Да кровь из нее хлещет... не знаю... спрашивали не подбирала ли что-нибудь... да откуда я знаю? Они ж без поводка у меня, то в кустах пороются, то еще где...» - говорил человек, который буквально за 5 минут до этого категорически отверг предположение, что собака подобрала отраву на улице.

При отравлении родентицидами симптомы развиваются через 2-5 дней, иногда быстрее, так что зачастую владельцы даже не придают значения подобранному, не могут вспомнить, не ассоциируют подобранное несколько дней назад с симптомами, которые появились сейчас... Но обычно честно напрягают мозги. В клинику идут, конечно, не сразу, а только когда кровь перестает сворачиваться и начинает ускоренными темпами покидать организм собаки или кошки. Через все доступные отверстия. Мало кто видит, что любимец что-то скушал на улице, а иногда видят, но ни промыванием желудка, ни походом в клинику не озадачиваются. Сколько раз уже было «да, подобрал, да несколько часов назад, а вот теперь судороги и пена изо рта... как умирает? как так шансов почти нет? всего же несколько часов назад подобрал! ну и что, что в агонии бьется, я уверен(а), что можно еще промыть желудок» - так обычно говорят владельцы собак, которые полакомились приманкой с изониазидом. Позже я расскажу подробнее про отравления изониазидом и родентицидами (антикоагулянтами), но одно могу сказать точно: максимум, что вы можете сделать сами - это сразу промыть желудок. Остальное делается в ветеринарной клинике. Не дожидаясь, пока судороги перейдут в агонию.

На капельнице собака провела три часа. Прямого антидота для яда-антикоагулянта нет, но поддерживающая и заместительная терапия (в том числе переливание крови в критических ситуациях) дают хороший процент выживаемости. А у меня в запасе есть большое количества так необходимого витамина К1, который просто незаменим в таких ситуациях. После всех манипуляций было предложено два варианта: оставить на стационар, что желательно, или забрать домой и наблюдать дома. Капу забрали домой. Чтобы через несколько часов привезти в клинику снова, так как кровотечение возобновилось, и уже оставить в стационаре. К тому моменту пришел анализ крови, который только подтвердил наше предположение. Такса отравилась крысиным ядом.
Ночью мы напряженно работали. Снова сделали УЗИ, которое показало, что кровь начинает скапливаться и в брюшной полости. Капу положили в теплое место, подключили систему и поставили очередную капельницу. Сидели с ней по очереди. Примерно в середине ночи я поняла, что еще немного и позвоню мужу, чтоб тот привез Криса. С моего пса можно скачать столько донорской крови, что хватит на двух такс, а то и на трех. Пробу можно сделать в клинике, кровь у него хорошая, уже проверенная, вес большой, сдаем без проблем, просто идеальный донор. Мечта.
А я сидела на полотенце на полу около Капы и разговаривала с ней. Приятно поговорить с таким внимательным слушателем, раз уж всю ночь не суждено спать. И я за разговором не засыпаю, и собака отвлекается, не стонет от боли. Прислушивается.

Но как только я подумала о том, что пора будить донора-мечту, Капа встала, походила, попила, и, о чудо, почти не теряя кровь. Температура нормализовалась к утру. Из носа кровотечение прекратилось быстро, на деснах тоже, а вот кишечник освобождался уже от полупереваренной крови (которая заблудилась в верхних отделах желудочно-кишечного тракта) еще половину следующего дня, но и ее было немного. Когда Капе полегчало, мы узнали, что она кусается. Характер собака показала как только к ней подошли сделать очередной укол. Мы вздохнули с облегчением - высказывает недовольство, значит чувствует себя намного лучше. Да и к утру такса уже не была похожа на тот ледяной полутруп, которым ее принесли к нам.
Я назначила Капе еще несколько дней заместительной терапии, запретила кормить ее в ближайшие 2-3 дня и в случае возобновления кровотечения строго-настрого наказала или вызывать меня с Крисом или ехать покупать донорскую кровь в лабораторию. Но все обошлось. Собака активная, отлично себя чувствует и кушает за троих. Я порадовалась, что все хорошо и распланировала их лечение на оставшийся срок (при отравлении антикоагулянтами лечение очень длительное, витамин К1, который является основой терапии и помогает печени вырабатывать вещества, отвечающие за свертываемость крови, принимается еще не меньше месяца). Осталось надеяться, что Капе будут давать таблетки и смотреть за ней на улице более внимательно.
https://vk.com/wall-37664938?offset=7720&w=wall-37664938_129336%2Fall
Юля Демина https://vk.com/id191986162

Топ голосования

Premium Drupal Themes